поиск по сайту
2023 год. 45 лет повести Виля Липатова «Житие Ванюшки Мурзина, или Любовь в Старо-Короткине»

Пускай любовь тебя обманет,
Пускай не стоит ею дорожить.
Пускай она печалью станет,
Но как на свете без любви прожить?
Николай Доризо

ПовестьМИБС ВИЛЯ ЛИПАТОВА «ЖИТИЕ ВАНЮШКИ МУРЗИНА, ИЛИ ЛЮБОВЬ В СТАРО-КОРОТКИНЕ», написанная в 1977 году, впервые была опубликована в журнале «Знамя» (№№8–9, 1978).
Спустя 7 лет, уже после смерти автора, в 1985 году в московском издательстве «Художественная литература» вышел в свет сборник Виля Липатова «Повести», в который включены произведения, написанные им в последние годы жизни («Повесть без названия, сюжета и конца», «Житие Ванюшки Мурзина, или Любовь в Старо-Короткине»). Публикация в этом сборнике стала первым книжным изданием «Жития…».
«Житие Ванюшки Мурзина, или Любовь в Старо-Короткине» – это захватывающая история о большой любви на всю жизнь, сложных взаимоотношениях, связавших судьбы 18-летних Ивана Мурзина, Любы Ненашевой и Насти Поспеловой, которая произошла в 1970-х гг. в одном из таёжных сёл на реке Обь, в Сибири.

В основе повести Виля Липатова – традиционный «любовный треугольник». Гораздо более неожиданно для читателя название этого произведения. Житие – один из жанров древней литературы, героем которого является праведник либо победоносец. Ни тем, ни другим Ванюшку Мурзина не назовёшь. Это просто совестливый крестьянский парень.
ТомскЖить бы ему да наслаждаться заложенными в нём богатырскими силами, щедрыми дарами «математической шишки», которой наделила его природа, однако чувство, дарящее обычно людям столько радости, приносит и Ванюшке Мурзину, и его подруге Любе Ненашевой одно лишь горе, ранит их души, подтачивает естественную для обоих с детства неразрывную связь с окружающими людьми.
За окошком свету мало,
Белый снег валит-валит.
А мне мама, а мне мама
Целоваться не велит.
 
Говорит, не плачь, забудешь,
Хочет мама пригрозить,
Говорит, кататься любишь –
Люби саночки возить…
Константин Ваншенкин
А ведь Ванюшка как будто заботливый муж и отец, хороший сын. Но любовь (с большой и маленькой буквы) неотступно преследует его...
«Сколько бы раз ни выходила замуж Любка Ненашева, столько раз и звала бы она на свадьбу Ивана Мурзина, ведь выросли они в соседних дворах, учились вместе и на колхозной работе, когда посылали на помощь школьников, находились всегда поблизости...».
Если изобразить пресловутый «треугольник» геометрически, то проведенная под острым углом гипотенуза – конечно, Любка, а Иван Мурзин и его жена Настя – два катета, спокойно «перпендикулярные» друг другу.

библиотеки ...Ирония? А как можно, не прибегая к ней, говорить о какой-нибудь липатовской вещи, когда слог писателя, особенно в последние годы, насыщен меткой народной усмешкой? Комические эпизоды уживаются у него с трагичными ситуациями, причем смех и горе сливаются — как в жизни. Сатирическое преувеличение, гротеск, всё, что хоть как-то смещает неприкрытую правду бытия, чуждо перу этого автора.
«Житие...» написано будто со слов главного его героя. Все события даются как бы сквозь призму его восприятия. Почти газетная, несобственно-прямая речь, осторожное отношение к диалектизмам (таким назойливым порой у «деревенщиков») создают своеобразную иронию, вызванную искренним желанием Ванюшки казаться современным и культурным. Это – не насмешка, а понимание безликости казённых схем и слов, неспособных выразить глубокие душевные страдания. В нём и заложено самобытное лукавство липатовского стиля.
Коллизия повести не нова для нашей прозы. Вспомним хотя бы шолоховский роман «Тихий Дон» или проскуринскую «Судьбу», но там возлюбленная и жена – обе страдают одинаково. В «Житии... » же Страдания выпадают главным образом на долю Ванюшки Мурзина. Его мучают непреодолимые столкновения между долгом и страстью. В какой-то момент побеждает сознание долга, но мысли о Любке не дают покоя... 
На тебе сошёлся клином белый свет,
Но пропал за поворотом санный след…
Сто дождей пройдёт над миром, сто порош,
И однажды ты услышишь и придёшь…
Сколько зим ты тихо скажешь, сколько лет,
На тебе сошёлся клином белый свет... 
Михаил Танич
Почему всё-таки «Житие…»? Потому, что как раз пришло время осмысления героем первой четверти своего века и подведения итогов первых жизненных выборов. 
«Мне, мам, про это писатель Никон Никонович Никонов объяснил. «Любу, – спрашивает, – в детстве били друзья и подружки за строптивость?» «Здорово били!»– отвечаю. «А ты за нее заступался?» «Тысячу разов, Никон Никонович! Бывало, на мне живого места нету, так меня ухайдакают, что я за эту холеру заступаюсь!» «А в школе ты её жалел?» «Сильно жалел, Никон Никонович! Уроки не учит. Начну подсказывать, шпаргалки слать, меня – долой из класса…».
Вот так, мы, мам, поговорили, а Никон Никонович возьми и скажи: «Попался ты, Иван Васильевич, человек мой дорогой, на крепкую уду! Жалеть – любить, Иван, это на всю жизнь, это крест, который нести тебе на Лысую гору в жару и хлад, во сне и наяву, в горе и радости. И будешь ты подниматься на Лысую гору всю жизнь и будешь так иногда счастлив, Иван, своей ношей, как не бывают счастливы простые смертные. Завидую я тебе, избранник ты, счастливец, баловень судьбы. Роптать не смей, грех роптать – отвернется от тебя жизнь, не простит роптанья. Неси тяжёлый крест на Лысую гору»…
электронный каталогНастя, ленинградка, директор сельского Дома культуры, воспринимается среди колоритных сибиряков чужеродным элементом, обрисованным к тому же не в очень выразительных тонах. Может, здесь и берёт свое начало трагедия Ванюшки. Правда, женщины Старо-Короткина, включая даже мать героя, на стороне законной супруги, но тут скорее – страх перед нарушением установленного деревенского уклада. Настя, разумеется, страдает из-за измены мужа, однако особого сочувствия к ней нет: автор сделал её слишком уж равнодушной. Она словно призвана защитить бедного Ванюшку от его исступлённой страсти, а искренности такой искусственной роли трудно поверить. Подлинное чувство привело Ивана к Насте или желание отомстить Любке, выскочившей замуж за учителя русского языка, местного пиита Марата Смирнова? Скорее – второе. Ванюшка просто бросился к первой попавшейся женщине из-за глубоко ранившего его предательства Любки, дабы показать ей, чего стоит Иван Мурзин. Что же всё-таки привлекательно в Любке не только для Ванюшки, но и для читателей? Думается, в первую очередь, её непосредственность (которой так недостаёт Насте). Автор обделил Любку интеллектом, но её природное обаяние покоряет:
...– Прекрасная погода, вы не находите? – спросила зараза Любка. – Вы не поверите, даже Торнтон Уайлдер не читается!
Она прикрыла глаза. – Какой прелестный роман, этот «Теофил Норт»! Вам нравится, Настасья Глебовна?
– Не читала. И не слышала, – ответила Настя.
– Что вы, что вы! – испугалась Любка. – Журнал «Иностранная литература», июльский и августовский номеры, то есть номера…
Душевная борьба, искренность чувств, в известной мере, возвышают эту женщину при всей её моральной неразборчивости. Обманщица своих мужей, притча во языцех сельских сплетниц, разбивающая чужие семьи, Любка, оказывается, всё же верна своей любви. Это предопределяет трагический финал повести... 
Там нет меня,
Где на песке не пролегли твои следы,
Где птица белая в тоске
кружит у пенистой воды…
Там нет меня,
Где пароход в ночи надрывно прогудел,
Где понимает небосвод,
что без тебя осиротел.
Я только там,
Где нет меня – вокруг тебя невидимый.
Ты знаешь, без тебя и дня,
прожить нельзя мне видимо.
Павел Жагун
школа библиотечной инноватикиСудьба героев наводит на размышления о подлинной и мнимой нравственности, о силе истинной и бессилии показной морали. Много вопросов порождает подобный итог. Внутреннего превосходства Насти над соперницей не чувствуется – а ведь она, казалось бы, по всем статьям права. Автор верит в непреодолимость искреннего чувства – тем не менее, он лишил его нравственной чистоты.
В «Житии...» ставятся серьезные социальные и моральные проблемы. Ведь все как будто должно быть благополучно. Но это «как будто» и волнует писателя. В произведении нет готовых рецептов, читателю не навязываются авторские решения.
Вопросы, выдвинутые писателем в повести, не получают окончательного ответа – автор призывает нас поразмышлять вместе с ним...

экологическая страницаВ последних повестях Виля Липатова, как отмечает литературный критик Михаил Синельников, есть «излишества живописности, есть краски, неестественная густота которых мешает выявлению общего смысла картины. Порой в ущерб психологическому полнокровию начинает эксплуатироваться один и тот же прием... Не слишком ли безупречными выглядят у него иные носители положительных качеств, вроде, скажем, главного героя «Жития Ванюшки Мурзина, или Любовь в Старо-Короткине» (1978)?
Эта повесть и напечатанная в том же году «Повесть без названия, сюжета и конца...» – произведения, к великому сожалению, ставшие последними прижизненными публикациями писателя, – содержат отличные страницы, но... слишком уж расцвеченными оказываются картины будничной жизни, слишком подтянутыми к некоему абстрактному представлению о красивом...»
.

В 1979 году на сцене Ленинградского театра драмы и комедии на Литейном была поставлена пьеса «Любовь в Старо-Короткино» по повести В. Липатова «Житие Ванюшки Мурзина, или Любовь в Старо-Короткино». В 1988 г. она была поставлена также на сцене Московского областного драмтеатра, гастроли которого в Томске с успехом прошли в сентябре 1988 г.

В 1981 году на Всесоюзном радио по мотивам повести Виля Липатова «Житие Ванюшки Мурзина, или Любовь в Старо-Короткине» известный актёр и режиссёр Евгений Вестник поставил радиоспектакль в исполнении артистов Государственного академического Малого театра Союза ССР.

Книга Виля Липатова «Повести» (Москва, «Художественная литература», 1985) доступна в Центре краеведческой информации муниципальной библиотеки «Сибирская».
 
Автор статьи Виктория Левашева
 
При подготовке статьи использованы материалы сайтов: ru.wikipedia.org, towiki.ru, staroeradio.ru, kaleidoscope.library.tomsk.ru, stihi.ru.
Фото В. В. Липатова с сайта lib.tomsk.ru.
Фото news.myseldon.com.
Гравюра knigavuhe.org.
Фоторепродукция картины с сайта rossaprimavera.ru (В. А. Новак. «Молодежь встречает рассвет», 1985).

Дата публикации: 28.01.2023.
Новые поступления литературы
экология
Видеоресурсы
история библиотек
Новое на сайте
Голос читателя. Ирина Белышева 
о творчестве Ольги Комаровой

Дайджесты. Томичи - участники популярных телевизионных шоу
Книга месяца. Наследие томской медицины
Творческий калейдоскоп«...Вновь 
я посетил...». Елена Клименко. К Пушкину за вдохновением

Книги-юбиляры. 30 лет повести 
в рассказах Бориса Климычева 
«Томские чудеса»

Книги ЛитРес. Читаем книги сибирских писателей с ЛитРес!
Полнотекстовые документы. 
Лушников С. В. Пятёрка по рисованию
Новинки–детям. Инопланетный рассказ
Брендовые праздники. Этнический фестиваль «Большая рыба»
Томск литературный. Николай Хоничев
Викторины. Удивительные сказки Александра Волкова
Виртуальные выставки.
«Время года – любовь»
Легенды и сказания Томского края. Селькупы, ханты, кеты
Календарь знаменательных дат
история города
События
21 июля в истории Томска:

1. Палагина, Вера Владимировна -- 21 июля 1994 года умерла Вера Владимировна Палагина – филолог, профессор кафедры русского языка ТГУ. - До юбилея 20 лет (интервал 25 лет), с даты события прошло 30 лет
2. Назаренко, Татьяна Юрьевна -- 21 июля 1970 года родилась Назаренко Татьяна Юрьевна, писатель, историк. - До юбилея 1 год (интервал 5 лет), с даты события прошло 54 года
Счетчики
Яндекс.Метрика
С 01 мая 2016 года Вы наш 1343985 посетитель. Сегодня 1242.
интернет справка
Главная страница     Новости     Томск литературный     О книгах     Краеведение – детям     Ресурсы     Центр краеведческой информации     Брендовые праздники     Гостевая книга
справочные и сервисные службы